Алкоголь это зло

Анатолий Николаевич Алёхин — доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой клинической психологии и психологической помощи РГПУ им. А.И.Герцена. Ректор Высшей школы методологии. Ведущий специалист в области пограничной психиатрии и психотерапии. Автор более 130 научных публикаций.

Анатолий Николаевич, какой вред несет в себе алкоголь?

В этой теме буду категоричен.

Потому что считаю алкоголь безусловным злом, несмотря на те позитивные эффекты, которые ему предписывают в качестве адаптогена и транквилизатора.

Professor_AlyokhinAN

Людей можно разделить на две большие группы: у одних формируется зависимость и потребление становится привычным, у других эта зависимость не формируется, употребление остается эпизодическим. Так вот, там, где речь идет о привычном употреблении алкоголя, его разрушительное действие проявляется так: человек непрерывно взаимодействует с окружением и продолжает обучаться всю свою жизнь. Сознание же, приглушенное алкоголем, процессы научения затрудняет. Поэтому, по мере формирования зависимости, мы наблюдаем уплощение личности, ее разрушение, и даже те люди, которых мы знали как особенных, одаренных, употребляя алкоголь, становятся всё более упрощенными, так же, как их реакции.


Еще такой момент: для того, чтобы добиться искомого эффекта, доза алкоголя должна повышаться. Если, например, для впервые употребляющего достаточно совсем небольшой дозы чтобы почувствовать эйфорию или расслабиться, то, в силу биологических закономерностей утилизации алкоголя, с продолжительностью потребления его доза должна повышаться.

Алкоголь перерабатывается в системах организма, а это и нагрузка на печень, и нагрузка на слизистые. Возникают уже биологические стереотипы. Повышенная доза – повышенная ферментная активность. А потом уже и сама ферментная активность требует увеличения дозы. Круги замыкаются и человек чувствует непреодолимую потребность в употреблении чем дальше, тем больше.

И что делать?

Здесь у меня одна рекомендация: полный и категорический отказ от употребления. Потому что так уж устроена наша психофизиология, что ни о каком разумном употреблении после того, как была достигнута зависимость, и речи быть не может.

Я и сам наблюдаю часто, как человек, которому показалось, что 7,8,9 лет не употребляя алкоголь, он сможет себе позволить пить в меру, буквально за 2-3 недели приходит к исходному употреблению. К тому, с чего начал. А может быть даже усугубляет, потому что резистентность за время отказа от алкоголя повышается, и доза, чтобы добиться желаемого опьянения, нужна все больше и больше. Здесь подход один – категорический отказ и полное воздержание от алкоголя.


Это мало кому понравится.

Я объясняю своим пациентам так: есть некоторые заболевания, скажем, сахарный диабет. В этом случае должно быть понятно, что человеку нужно придерживаться определенной диеты, иначе он просто погибнет. Тоже самое происходит, когда мы обнаруживаем сформированную зависимость. Мы должны решиться на полный отказ от алкоголя, иначе процесс необратим. Даже Анонимные Алкоголики и те люди, кто много десятков лет не употребляют алкоголь, продолжают называть себя хроническими алкоголиками потому что так оно и есть. Стоит только чуть-чуть ослабить контроль сознания, стоит только чуть-чуть принять алкоголь, как весь этот огромный комплекс привычного поведения растормаживается и человек возвращается в свой алкоголизм.

Какие альтернативные алкоголю способы расслабления вы рекомендуете?

Этот вопрос меня давно занимает. Дело в том, что есть пьющие от радости и пьющие от угрюмости. Так вот, риск развития алкоголизма выше там, где пьют для того чтобы улучшить настроение, то есть, для радости.
ло в том, что в этом случае организуются такие качели: угрюмое настроение – выпил – расторможенность, весело — и это уже внутреннее подкрепление, которое и формирует зависимость. Подросток идет на танцы, он весь робеет, стесняется, не может подойти к девушке, чтобы пригласить ее на танец. И вот он выпил перед танцами. Он расторможенный, веселый, у него все получается. И в следующий раз он идет на танцы и чувствует, что ему чего-то не хватает. И он опять выпивает баночку тоника, и снова у него все получается. Вот так формируется зависимость между средством снятия напряжения и ощущением напряжения. А напряжение может проистекать из тысячи разных причин. Все мы живем в сложное время, у всех у нас стрессы.

Но выход есть?

Лучшее средство для снятия напряжения, которое я знаю — это мышечная активность, физические упражнения.

Занятия спортом позволяют естественным образом утилизировать активацию, возникающую от стресса и напряжения. Потому что стресс — это всегда нападай или убегай. Задержка этого движения — это и есть то самое напряжение, которое мы носим в себе и которое купируем с помощью алкоголя. И поэтому, на первых порах отказа от алкоголя, помимо всяких детоксикационных и психологических мероприятий, очень важны интенсивные физические нагрузки. Такие, чтобы можно было пропотеть много раз, чтобы почувствовать естественную расслабленность. Это лучшая альтернатива выпиванию.

 


enhanced-buzz-30343-1334067865-8

 

То есть, бросил пить и срочно в зал?

Речь не идет о строительстве тела или обозначении фигуры. Важно просто сбросить напряжение через интенсивную мышечную работу. У каждого свой способ такой работы — это могут быть не силовые нагрузки, например, а многократные повторения одних и тех же упражнений. Важно почувствовать хорошее физическое утомление после нагрузки. И вот тогда, поверьте мне, желание выпить у вас не возникнет.

Можно ли избавить человека от зависимости без его согласия?

Это самая частая проблема, когда родственники, которым стало трудно жить с домочадцем, сдают его в клинику. Потом ему предлагают разные методы кодирования или, что называется, подшивку. Всё это очень привлекательно. А знаете почему? Потому что человек снимает с себя ответственность. Его закодировали, его подшили, и возникает такое странное ожидание конца зарока. Я видел людей, которые накрыв себе столик, смотрят на часы, когда у них кончается период кодирования/подшивки, чтобы начать употреблять, как они думают, «по-человечески». Но «по-человечески» не получается. Обязательно возникнет рецидив. И родственники рано или поздно ведут этого человека снова лечиться.

Поэтому я сторонник осознанного решения. И, если это решение осознано, оно само является подкреплением. На самом деле всё не так сложно. Человеку надо просто сказать себе: “Сегодня я не пью”. Завтра проснуться и снова сказать: “Сегодня я не пью”. Пройдет три дня, и он обрадуется тому, что сдержал свое слово.


Потом будет трудно, потом будут компании привычные, где постоянно будут стимулировать. У него будут возникать мысли о том, как хорошо было бы расслабиться и выпить. Это сложный процесс. Но, как всякая привычка, и эта привычка угасает со временем. Такой вот настрой на полный отказ и позволяет людям выбраться.

А что с соблазнами делать? Ведь куда ни придешь, везде алкоголь.

Я говорю своим пациентам так: «Никто не закроет эти магазины. У тебя всегда открыта возможность пойти и напиться. Ну ты сделай эксперимент, сам для себя, что «сегодня я не пью и завтра тоже «сегодня я не пью».

Больше всего, конечно, пугает идея о том, что это навсегда. Но, когда появляется ощущение трезвости, ясности, когда уходят те проблемы, которые неизбежно сопровождают алкоголизм, тогда и появляется стойкая уверенность, что это и есть правильный путь.

 

enhanced-buzz-27416-1334068608-10


То есть, бросить человек может только сам, своими усилиями, близким не стоит и пытаться?

Вылечить без согласия самого человека нельзя. Человек должен испугаться, коснуться дна и потом подниматься.


Например, у меня есть товарищ, у него есть, скажем так, ребенок, достаточно взрослый. Работает в фирме товарища. Квартиру ему папа купил, машину тоже. Ребенку скучно. Ребенок напивается. Всё это уже превратилось в привычку, но ни папа, ни мама не могут решиться на то, чтобы освободить сына от своего родительского контроля: ты хочешь пить – пей, и живи сам, но тогда не рассчитывай на нашу помощь, на зарплату от папы, на квартиру от папы, на машину от папы. Пей! И посмотрим, что из этого получится. И, как правило, человек разумный, когда он достигает степени такого опустошения — он пугается. Тут уже инстинкт самосохранения срабатывает: молодая женщина видит себя в зеркале или мужчина чувствует, что теряет свой профессиональный статус. И вот тогда человек сам начинает активно искать помощи.

Лечение эффективно тогда, когда человек сам пришел, сам просит помощи и говорит, что «всё, справиться не могу, помогите». Это называется — осознание болезни. Потому что главный девиз алкоголика: «Я брошу, как только захочу».

Как лучше действовать, как себя вести, когда муж/жена злоупотребляет алкоголем?

Опыт показывает, что душеспасительные беседы здесь не работают. Если человек ценит то, что имеет, на него может подействовать ультиматум: «Дорогой, тебе надо решать. Или ты хочешь семью или ты хочешь продолжать пьянствовать». А дальше уже выбор обоих: хочет ли другой человек и дальше терпеть это поведение, хочет ли мужчина терпеть пьяную женщину?


Но, так или иначе, наступает момент, когда лучше отказаться от всяких попыток исправлять. Человек должен принять решение и понять, чем он жертвует во имя своих увлечений. Что он приобретет, если он откажется от этого увлечения. Но эта позиция должна быть настойчивой. Другое дело, что всегда хочется компромисса, всегда кажется, что пройдет немного времени и алкоголик исправится. У многих возникает чувство вины: может я что-то не так делаю, почему он опять напивается? Многие начинают воевать, что совсем бессмысленно.

Воевать с человеком пьяным, который иначе воспринимает реальность — в этом нет никакого смысла. Пьяное поведение лучше просто игнорировать. Разговаривать надо уже на трезвую голову.

Всякие выяснения отношений в измененном состоянии чреваты самыми непредсказуемыми последствиями. Но, когда человек приходит в себя, позиция партнера должна быть твердой и настойчивой. У меня были такие пары, где доходило до того, что супруг, будучи пьяным, мочится в постель. Это неприятно. С другой стороны, женщина понимает, что вот она с двумя детьми: куда она пойдет, как она одна справится? Тут уже работают страхи. А думать надо о том, что жить с мужем-пьяницей может стать способом жизни, причем, не самым лучшим способом . Поэтому домочадцам нужно терпеливо и настойчиво разъяснять (конечно, до поры до времени), что так дальше жить нельзя. Но дожидаться того, что и год, и два, и три, и пять человек обещает, что вот-вот он сейчас соберется и бросит, но этого не происходит – тут уже надо думать о себе. В конце концов, не такая уж это большая беда – алкоголизм. Вон, ходят у меня алкоголики на Декабристов и счастливы. Это я должен думать о счетах, о работе, о детях. А он ходит и ни о чем не думает. Он нашел свой флакончик, опохмелился и идет дальше. И живут долго, и умирают разве что от несчастных случаев.


Каждый сам строит свою жизнь. И все эти представления о родственности, об обязательствах, о долженствовании — однажды они перестают работать. Возможно, главная помощь алкоголику состоит в том, чтобы все вокруг от него отказались и он смог, наконец, прочувствовать, насколько низко он пал. Остальные варианты — это игры. Но решимости, конечно, не всем хватает.

 

1927c14c3abeccff6d17ddbc34fcdf66
Зависимый тип личности — это приговор? Реально ли такому человеку стать независимым от всего? Или же, если человек отказывается от алкоголя, он будет обязательно залипать на кофе, например, компьютерных играх, шопинге и т.д.

Существует такое расширительное понимание «зависимости». Многие формы поведения человека регулярны, но это не значит, что человек зависим. Например, есть хочется. Хоть как ты наешься на банкете, а утром тебе снова захочется есть.
льзя называть это зависимостью. И если, где мы говорим о переключении с алкогольного поведения на какие-то другие зависимости, то я бы это так не называл. Можно найти формы поведения, которые при всех их иррациональности более продуктивны, чем алкогольное поведение. Например, я знал пациента, который бросив пить, даже на работу таскал с собой гантели. Потому что ему надо было уединиться и в течение 1,5 часов заниматься физическими упражнениями, иначе он чувствовал, что день прожит зря. Это можно было бы трактовать как зависимость, но это уже другая форма поведения. Это не та, саморазрушительная форма, а форма, которая помогала ему справиться с другой, куда более злостной зависимостью. Можно найти разные вариации замещения одного поведения на другое, с той разницей, что одно поведение разрушающее, а другое, по крайней мере, никому не приносит вреда. И, если человек решает в своем гаджете шахматные задачи и просит не отвлекать его, то это гораздо лучше, чем если бы он напивался и приходил домой пьяным. Другое дело, но это бывает редко, и на это нужны особые обстоятельства, что алкоголизм смещается в какие-то токсикозависимости, поиск каких-то препаратов, позволяющих снять напряжение. Но центром проблемы все равно остается напряжение.

Собственно говоря, работа с напряжением, это и есть профилактика зависимости.

Пока мы не знаем, чем может быть вызвано это напряжение. Возможно, какими-то неудовлетворенными амбициями или желаниями — тысяча причин.
мы знаем, как снять напряжение: через физические нагрузки, через деятельность, через переключение на какие-то формы поведения, не связанные с употреблением. И не надо бояться таких безболезненных зависимостей. Зависимость, в принципе, это то, без чего человек чувствует себя дискомфортно. Дело же не в том, что я хочу это делать. А я испытываю огромное внутреннее напряжение и я должен найти возможность это делать. Так же как алкоголик, который бросает пить, пол дня ходит с твердым намерением, что он не пьет и вдруг у него появляются мысли, что лучше сместить это решение на завтра, например, и он находит рюмочную и думает: 50 грамм и не больше, но где 50 грамм, там легкая эйфория, можно чуть-чуть добавить, а вот завтра уже точно! Вот что такое зависимость. Ну а если он хочет ходить в спорт зал и при этом чувствует, что если он не пошел, ему не хорошо, так пусть у него будет такая зависимость! Тем более, из литературы известно, что алкоголикам, которые отказались от алкоголя, гораздо труднее бросить курить. Видимо, есть какая-то склонность к формированию стойких паттернов поведения, от которых тяжело отказаться. Но в нашем случае, где речь идет об алкоголизме, проще одну зависимость заменить на другую, менее разрушительную, менее болезненную.

 

enhanced-buzz-27399-1334066851-0

 

Какой план реабилитации вы бы посоветовали? С чего начать прежде всего — с проработки травм, укрепления личностных границ или самооценки? За что хвататься в первую очередь?

Мне известны данные 48-52% (либо человек бросает, либо не бросает) независимо от того, работает с ним психотерапевт или нет. Самое главное — это осознать что происходит в действительности. Донести до человека – что происходит в действительности.

Вот ко мне приходит гражданин: обросший, не мытый, от него уже пахнет. И он начинает мне философствовать по поводу тех психотравм, которые он пережил в детстве. Что он не может устроиться на работу, что у него тяжелая жена, что он ее не любит, но продолжает с ней жить и массу других философских объяснений подтягивает к банальному факту — что он пьет. И я ему говорю: посмотри на себя. Вот ты — грязный, а пришел в университет. Грязный, заросший, у тебя голова не мыта две недели, о какой работе ты говоришь? О какой любви ты говоришь?

Посмотри на себя. Кто должен тебя любить? Что такого в тебе там ценного, что это нужно заметить и полюбить? Что ты сделал за последние два года: ты стоишь охранником в метро, а вечером напиваешься — вот твой способ жизни. Кто ты? Что ты? Я думаю, что первый толчок, это осознание — что есть на самом деле.

 

enhanced-buzz-24472-1334066381-6
А на самом деле есть разрушение всего и вся во имя каких-то кратковременных эпизодов забытья. По мере нарастания алкоголизма радость и кураж уходят на задний план. Они просто уходят в забытье. Нужно человека вернуть в реальность и просто показать кто он есть на самом деле. Ты женщина. Ну а что ты? Посмотри на себя пьяную. И если человек еще сохранил за собой критичность, его «пробивает» страх того, что с ним стало. И это ведь тоже неправильная формулировка «что с ним стало». Ничего с ним не стало. Это он сам себя сделал.

Вот есть self-made mаn который гордится своими успехами, и есть self-made mаn, который алкоголик, валяется у мусорного бочка. Он сам себя сделал. Ну раз он сделал себя таким, он может сделать себя другим. Это же не напасть какая-то, не чума и не радиоволны. Это мои побуждения, мои хотения, мои желания. Значит, я должен настроить себя, что я беру это все под контроль.

Конечно, первое время человеку тяжело. Поэтому такая форма, как группы поддержки, группы Анонимных Алкоголиков они достаточно эффективны на то время, когда человек бросает. Потому что иногда сознание человека начинает его обманывать: что все не так страшно, что мы можем еще немного пошалить. Другое дело, что группа поддержки со временем становится некоей формой замещения социальной активности. Человек всю неделю мучается и ждет, чтобы прийти, поделиться своими проблемами, впечатлениями. Но, я думаю, что если решение созрело, если оно вымучено, то дальше только ориентация на действительность.

Конечно, человек должен понимать, что это трудная, тяжелая работа: бросать пить. Это подвиг. И каждый день, прожитый трезво, он должен воспринимать как свое огромное достижение.

Помощь нужна психологическая, психотерапевтическая, и очень хорошо, если семья дает такую помощь. Зачастую семья наоборот вносит разлад, потому что поведение алкоголика меняется. Это становится непривычным для домочадцев. И они испытывают тревогу по этому поводу. Начинают провоцировать его на привычные формы поведения. У меня была пара, где муж напивался, приходил и гонял всю коммунальную квартиру. Жена бегала за ним и успокаивала: не надо, не надо, не надо! Потом вылечили его. Приходит муж домой, спокойный, сидит, смотрит телевизор. Она ему начинает говорить: вот представляешь, они не убрались, хотя сегодня их очередь! А представляешь, они на нашу конфорку кастрюльку поставили. Он: «Да ладно, чего ты?» Она: «Я — женщина, я что ли буду всё это решать? Ну скажи же им наконец!»

Она напугана им измененным, она пытается перевести его в тот формат, который ей привычен. Конечно, сложностей возникает много. Дальше возникают сложности с привычными кругами.

У нас есть российская традиция, что непьющий человек либо болен, либо враг.

Поэтому, человеку, конечно, трудно выдерживать все эти банкеты, посиделки, ссылаться на то, что он за рулем, или то, что он болен. Все это вызывает дискомфорт. Но на этот счет я говорю: быть как все не круто — будь не как все! А хочешь, не посещай эти банкеты. Всё равно пьяные банкеты ничего не дают. Видишь просто пьяных людей, слышишь циркулярные разговоры. И, в конце концов, понимаешь, во что ты превращаешься, напиваясь.

 

enhanced-buzz-27384-1334067380-2

 

Как не сорваться — одна из насущных проблем алкоголика.

Обычно закономерность такова, что 21 день очень болезненно протекает. А потом человек радуется собственному достигнутому воздержанию, и ему просто нужно знать и понимать, что побуждение выпить может возникнуть внезапно. И что это побуждение надо в себе поймать и не поддаваться на обманки, типа: «я немножечко выпью».

Один алкоголик мне рассказал, как у него случился очередной срыв. Вот иду, говорит, я, и вижу подвальчик. И вдруг у меня мысль: там же рюмочная была, что с ей стало? Дай-ка я зайду. Захожу, та же самая рюмочная, Те же самые белые грязные фартуки на официантках, бутербродики с килькой, гомон, дым сигарет. Представляете, какая стимуляция всего этого алкогольного побуждения? И тут же ему приходит «логичная» мысль: вот я уже 4 года не пью, а что будет, если я выпью 50 грамм? И он их выпивает. Не нужно предугадывать следующую мысль — «А что будет, если я выпью еще 100?». И начинается новый круг. О таких вещах он должен быть предупрежден.

Когда мы говорим об алкоголизме, мы говорим об устоявшемся паттерне поведения, который может перейти в латентную форму, который может утихнуть, но который только и ждет своей актуализации. Говорят, в старости люди начинают вспоминать свои молодые годы. Я сам работаю с пожилыми людьми: он может не вспомнить что было вчера/позавчера, но про свои похождения, которые были в 30-35-летнем возрасте, он рассказывает четко и убедительно. А это значит, что весь этот опыт живет, когда воспроизводится! Тоже самое с алкоголизмом: этот опыт продолжает жить в форме закрепленных паттернов поведения, просто перейдя в латентное состояние. Но стоит только стимулировать этот опыт, и всё будет воспроизводиться как первая любовь.

Как нужно вести себя при возникшей тяге? Можно ли как-то себе помочь?

Что такое «возникшая тяга»? Это некая доминанта, которая, как ее описывают физиологи, сосредотачивает все вокруг того, что «чуть-чуть, хотя бы чуть-чуть». Как человеку справляться с этим? Понятно, что эта доминанта умственная. Нет никаких физических предпосылок для того, чтобы принимать алкоголь. Поэтому, нужно переключить свое внимание, свою активность на какую-то другую деятельность и сделать это экстренно. Как только возникло это желание – сразу осознать, что это желание автоматическое – что оно не является желанием, что, фактически, это опять «выпрыгнул черт из табакерки». И нужно эту табакерку захлопнуть, а чтобы это сделать, нужно открыть другую табакерку, где ни черт, а скажем, что-то более интересное. Тяга не бывает долгой. Когда человек попал в знакомую среду: тот же новогодний праздник, то тут уж сам Бог велел — ёлка, винегреты, оливье, шум и вся страна отдыхает и кажется, что, ну чуть-чуть, совсем чуть-чуть можно…

Вот в этот момент нужно понять, что чуть-чуть не бывает.

Нужно осознать, что это не желание. Нужно представить весь путь, который уже пройден, который в опыте есть. Представить: я выпью немножко, мне станет весело, потом я выпью еще немножко, пристану к чужой жене, получу кучу неприятностей, потом утром мне захочется опохмелиться, потом еще один день, потом я встану с разбитой головой, а мне идти на работу. Вот всё это нужно себе живо представить и не фантазировать. Обычно побуждение ограничивается вспышкой фантазии: сейчас я выпью и мне станет хорошо! Нет! Надо додумать до конца. Не обманывать себя. Ты выпьешь, да, тебе на мгновенье станет хорошо, тепло разольется по телу, появится настроение. Думай дальше! А дальше что будет? Выпью еще, выпью еще, в конце концов усну, как свинья, черт знает что натворю, а утром мне захочется опохмелиться. Вот о чем надо думать. В голове надо всегда сосредотачиваться на действительном опыте, на фактах, а не на фантазиях. И знать, что да, эти побуждения будут.

enhanced-buzz-30424-1334068705-9
Алкоголики рассказывают о «сухом похмелье», когда ночью снится, что он напился в компании, а утром чувствует похмелье, и встает в перепуге от того, что нарушил свой зарок и напился. Это говорит только о том, насколько плотны эти сформированные паттерны поведения, что даже во сне вырываются наружу. Он устал, поссорился с кем-то и вдруг во сне ему снится, что он выпивает в хорошей компании, что ему весело и он просыпается и чувствует похмелье. Поэтому обо всем этом он должен быть предупрежден. Как говорят? Знание — сила, предупрежден, значит вооружён. Чтобы это не было каким-то наваждением. Человек должен заранее знать, что его ожидает, с чем он может столкнуться, какие мысли могут у него возникнуть.

У человека должны быть инструменты к действию: если появились мысли об алкоголе, то их нужно просто брать и отодвигать. Переключаться на другую деятельность, искать себя в другом. Тогда есть шанс, перетерпеть 3-4 часа и не нарваться на ту проблему, с которой годами боролся.

В принципе, всё просто.

Да, но поскольку это бизнес, то есть, процесс алкоголизации страны — это бизнес №1, а процесс лечения алкоголиков — бизнес №2, то понятно, что они между собой связаны. Например, наркологи очень радуются, когда в после-новогодний период начинают поступать пациенты, платить за лечение, и очень огорчаются, когда этих больных меньше и меньше. А отсюда простой вопрос: заинтересованы ли наркологи в излечении алкоголиков? Представим себе, что 5-7 клиник работают так эффективно, что в городе не осталось алкоголиков. Наверно, тогда наркологам придется искать новую работу. Поэтому, конечно, всё это организуется: детоксикация, лечение. Мне понравился фильм, как лечат от наркомании в Тибете. Они привязывают наркомана к деревянному столбу и дают ему 2 раза в день рисовый отвар. И все эти ломки, все эти ужасы он переживает, будучи привязанным к столбу, просто чтобы никуда не убежать. И вот когда он пройдет через всё это естественным путем (рисовый отвар просто для того, чтобы обволакивать токсические выделения слизистой желудка, чтобы вызывать рвоту), его берут и гонят на работу, на поля или еще куда-то. Если он проходит этот цикл, то есть большие шансы, что он не вернется в наркоманию. У нас другая ситуация. У нас он попадает в клинику, там его обихаживают, лечат, потом он попадает в привычную среду. Его почистили, его помыли и он теперь может выпить немножечко и ему хорошо. И дальше процесс пойдет своим чередом. И, рано или поздно, он в эту клинику вернется.

Есть два подхода к психотерапии. Один, скажем, «колдовской», когда мы ищем тайные причины, детские комплексы, границы личности и т.д. И другой подход, он такой радикальный, как у стоиков: не хочешь — не делай, а хочешь – не жалуйся. Человек существо разумное. Он же не мочится посреди проезжей части, правильно?

Если существуют какие-то торможения, которые определяют человеческое поведение, значит, точно также можно взять под контроль любое свое поведение.

Другое дело, хотим мы этого или не хотим. Если мы действительно этого хотим, то мы берем, а всякое там упование на кодирование, на подшитые таблетки, мне кажется, что это все прибавляет больным объяснений своего слабоволия: я пью, потому что у меня было тяжелое детство, меня мама не любила, меня папа бил, в школе смеялись, и вот я такой несчастный вырос и вот теперь я пью. Объяснений может быть десятки тысяч и все они будут разными.

 

enhanced-buzz-30361-1334067719-6

 

Что делать, если охватила сильнейшая волна желания выпить?

Как я уже говорил, у напряжения может быть тысяча причин. И это напряжение может быть вызвано каким-то конфликтом на работе, который мы осознаем и улавливаем, но это напряжение может быть вызвано банальной овуляцией — женский процесс, который вызывает гормональную, внутреннюю перестройку. Но дело в том, что на этом напряжение сидит паттерн снятия напряжения. И вот напряжение возникло и есть предустановленный паттерн, который призван это напряжение снять. И покуда это напряжение в вас нарастает, этот паттерн актуализируется. И он имеет четкое начало и конец: я устал — мне нужно выпить. И если в это время совпадают условия выпить, то с 80% вероятностью человек пойдет и выпьет. Ему просто нужно понять, что между тем, что он внутри переживает и желанием выпить пролегает пропасть в сотни миль. Просто так они сцепились между собой: напряжение и желание выпить. Но это напряжение может быть удовлетворено тысячей разных способов! Начиная от простой пробежки, просмотра захватывающего кинофильма, чтения книги — да что угодно. Потому что сознание здесь обманывает. Напряжение, оно само не имеет проработанности, оно как темное, валовое чувство, которое в нас поднимается. А уже сознание подбирает объяснения этому напряжению. Понятно, что если у нас есть опыт алкоголизации, то оно подбирает его так: «ах как бы было бы хорошо сейчас выпить». Нужно понимать, что это обманка, что это мираж, что просто я чувствую напряжение. И еще. Вы сказали, что читали много литературы по алкоголизму. Вы знаете, наверно это хорошо и правильно, но иногда в этой литературе находится множество разных подвохов. Ну, например, что тяжелое детство, про травмы детства. И они потом подтягиваются сознанием, как оправдательные моменты своего слабоволия. Я бы сказал просто:

1. Алкоголь — абсолютное зло.

2. Если у тебя есть опыт алкоголизма, я не имею ввиду пьянство в компаниях от случая к случаю, но опыт алкоголизма, как то: потребность опохмелиться, забывание некоторых событий на фоне опьянения, потеря количественного и качественного контроля. Или когда человек приходит на вечеринку и думает, что будет вести себя прилично, а потом выпивает чуть-чуть и начинает куролесить. А утром ему стыдно, он мучается от чувства вины. Так вот, как только эти симптомы алкоголизма набраны, надо просто сказать себе — стоп. Наложить на алкоголь полный запрет и дальше рассматривать всякие побуждения как признаки слабоволия. Всё!

 

enhanced-buzz-24419-1334066694-9

 

Психологическое сопровождение — насколько важно для алкоголиков?

Я прагматик, понимаете? Если человек сам решил и сам делает, ему скорей нужна любовь, творчество, активность. Это и будет психологической помощью. А когда мы с ним сидим и говорим: ну как, ну что… Мы, как-бы тратим его время. И, конечно, есть армия психологов, которые хотят на этом зарабатывать. Но я думаю, если человек осознанно, самостоятельно подошел к решению и, не мудрствуя лукаво, наложил на себя зарок, то ему нужны активности. Не важно какие. Хочет, вырезает по дереву; хочет, ремонтирует мотоциклы; хочет, играет в футбол с мужиками. Ему нужны активности.

А что вы думаете о женском алкоголизме?

В наше время, девушка с бутылкой пива явно относилась в разряд «павших» девушек. Сейчас я захожу в кафе, ресторанчик и обязательно вижу пару или тройку девушек с бокалами пива. И они не понимают того, что пиво быстрее формирует зависимость, чем даже крепкие напитки. У нас (на кафедре клинической психологии в РГПУ имени Герцена — Прим. Авт.) сотрудница в своем исследовании показала, что пивной алкоголизм злокачественнее, чем алкоголизм крепких напитков, потому что, выпив крепкого напитка, вы почувствуете отвращение, что послужит для вас сигналом — это не хорошо, это опасно и, возможно, в следующий раз вы не будете выпивать водочку. Но когда вы пьете пиво, как компот, и чувствуете легкое опьянение безо всяких последствий — вы не перестаете быть опьяненным. Но это дается так легко и безболезненно, что потом, спустя какое-то время, мысль о том, что «не попить ли нам пивка?» появляется самостоятельно. И без баночки в руках жизнь кажется уже не такой интересной.

Пивной алкоголизм разрушителен, потому что это постоянно мутное состояние сознания. А значит, что все поведенческие навыки, все социальные стереотипы — всё разворачивается на фоне приглушенного сознания. Было доказано, что потомство крыс, злоупотреблявших пивом, глупее, чем крыс-трезвенников. Оно труднее обучается, труднее осваивает поведенческие навыки. Пивной алкоголизм — это страшное дело.

Не случайно завод «Балтика» и другие крупные пивоваренные компании, которые сами же и финансировали это исследование, надеясь получить другой результат, просто запретили к опубликованию эти результаты. Слабоалкогольные напитки можно сравнить с легкими сигаретами. Вы постоянно курите легкие сигареты и чувствуете что не накуриваетесь, а можете набить трубку самосадом, покурить. Вас так дернет, что вы прокашляетесь и подумаете — да ну ее на фиг. И так до следующего раза. А легкие сигареты куришь себе и куришь. Так же с пивом. Одна бутылочка, вторая, третья… И так постоянно, регулярно. Всегда какие-то промилле алкоголя в крови. А потом, когда нет этого алкоголя в крови, ты начинаешь чувствовать себя не уютно.

Женский алкоголизм — это катастрофа. Женский алкоголизм развивается быстрее и злокачественнее, и купируется труднее, и срывы там гораздо чаще. Женский алкоголизм – это трудно излечимая вещь, которую легче предупредить.

У меня дочка поступила на первый курс, и говорит: папа, все девочки, как девочки, выходят на перерыве, идут пиво покупают, курят. Я ее первое время сдерживал тем, что говорил: и ты хочешь быть как все!? А ты вот встань в сторонке, почитай книжку. Но ее это сильно беспокоило — то, что ее не принимают в свой круг. Они там возьмут по бутылочке пива, болтают, пьют. И потом я просто сказал: хоть раз услышу запах — убью. Я тебя породил – я тебя и убью! (смеется) Потому что я служил на флоте, я военно-морской врач по образованию и я знаю, до каких тяжелых состояний ведет алкоголизация. Алкоголь — это абсолютное зло. Нет никаких оправданий алкоголю.

 

Интервью: Наталия Ямалеева

Источник: nondrinker.ru

 

Алкоголь и мозг: культовый доклад академика Фёдора Углова в 1983 году

Автор – Фёдор Углов

Нет такого заболевания, течение которого не ухудшилось бы от употребления алкоголя. Нет такого органа у человека, который бы не страдал от приёма спиртных напитков, однако больше всех и тяжелее всех страдает мозг. И это легко понять, если учесть, что именно в мозгу происходит наибольшее его накопление. Если концентрацию алкоголя в крови принять за единицу, то в печени она будет 1,45, в спинномозговой жидкости – 1,5, а в головном мозге – 1,75. В случае острых алкогольных отравлений клиническая картина может быть неоднородной, но при вскрытии наибольшее поражение наблюдается в мозгу. Твердомозговая оболочка напряжена, мягкие мозговые оболочки отечны, полнокровны, головной мозг резко отечен, сосуды расширены. Происходит омертвение участков вещества мозга.

Алкоголь это зло

Более тонкое исследование мозга у погибшего от острого алкогольного отравления показывает, что в нервных клетках наступили изменения в протоплазме и ядре, столь же резко выраженные, как и при отравлении другими сильными ядами. При этом клетки коры головного мозга поражаются гораздо больше, чем подкорковой части, т.е. алкоголь действует сильнее на клетки высших центров мозговой деятельности. В головном мозге отмечено сильное переполнение кровью, нередко с разрывом сосудов в мозговых оболочках и на поверхности мозговых извилин. В тех случаях, когда было сильное, но не смертельное алкогольное отравление, в головном мозге и в нервных клетках коры произошли те же изменения, что и у погибших от алкогольного отравления. Такие же изменения в головном мозге наблюдаются и у пьющих людей, смерть которых наступает от причин, не связанных с употреблением алкоголя. Описанные изменения в веществе головного мозга необратимы. Они оставляют после себя неизгладимый след в виде выпадения мелких и мельчайших структур мозга, что неизбежно и неотвратимо сказывается на его функции.

Но не в этом заключается самое большое зло алкоголя. У лиц, употребляющих спиртные «напитки», выявляется раннее склеивание эритроцитов – красных кровяных шариков. Чем выше концентрация спирта в крови, тем более выражен процесс склеивания. Если это имеет место в грубых тканях, то такой процесс может пройти незаметно. Но в мозге, где склеивание сильнее, т.к. концентрация спирта выше, здесь оно может привести и, Как правило, Приводит к тяжелым последствиям. Диаметр мельчайших капилляров, которые подводят кровь к отдельным мозговым клеткам» приближается к диаметру эритроцита и, если здесь происходит склеивание эритроцитов, они закрывают просвет в капиллярах. Снабжение мозговой клетки кислородом прекращается. Такое кислородное голодание, если оно продолжается 5-10 минут, приводит к омертвению, т.е. необратимой утрате мозговой клетки, а чем выше концентрация спирта в крови, тем сильнее процесс склеивания, тем больше мозговых клеток гибнет. Вскрытие умеренно пьющих показали, что в их мозге имеются целые кладбища погибших корковых клеток.

Изменения структуры головного мозга возникают уже после нескольких лет употребления алкоголя. При обследовании 20-и таких человек у всех установлено уменьшение объема мозга или, как говорят, сморщенный мозг. У всех были обнаружены явные признаки атрофии мозга, изменения в коре головного мозга, т.е. там, где происходит мыслительная деятельность, осуществляется функция памяти. У 5-и из них отчетливо проявилось снижение мыслительных способностей даже при обычном разговоре. У 19-и пациентов изменения произошли в лобной доле, а у 18-и – и в затылочной.

В народе давно подмечено, что у много пьющих людей и даже уже бросивших пить рано проявляется так называемое старческое слабоумие. Бытует мнение, что все зло, причиняемое спиртными «напитками», необходимо относить только к алкоголикам. Страдают алкоголики. У них есть изменения. А мы что? Мы пьем умеренно. У нас этих изменений нет.

Необходимо здесь внести ясность. Попытки отнести вредное влияние алкоголя только к тем, кто признан алкоголиком, в корне неверны. Ибо сами термины: алкоголик, пьяница, много пьющий, умеренно-, малопьющий и т.д. имеют количественные, а не принципиальные отличия и многими понимаются различно. Некоторые относят к алкоголикам только тех, кто пьет запоем, кто допивается до белой горячки и т.д. Это также неверно. Запои, белая горячка, галлюцинации, корсаковский психоз, алкогольный приступ ревности, алкогольная эпилепсия и др., – все это последствия алкоголизма.

Алкоголь это зло

Сам же алкоголизм – это потребление спиртных напитков, оказывающее вредное влияние на здоровье, быт, труд, благосостояние общества. Всемирная организация здравоохранения признала в 1975 г. алкоголь наркотиком и определила алкоголизм как зависимость человека от алкоголя. Это значит, что пьющий человек находится в плену у наркотика. Он ищет любую возможность, любой предлог, чтобы выпить. А если повода нет, он пьет без всякого повода. Пьет в неподходящих условиях, втайне от других. У него возникает желание выпить не только при виде вина, но и тогда, когда его нет. Если мы спросим любого, что называется «беспросыпного» пьяницу, считает ли он себя алкоголиком, он ответит категорически, что он не алкоголик. Его невозможно уговорить пойти лечиться, хотя все родные, все окружающие стонут от него. Он уверяет, что пьет умеренно.

Кстати сказать, это самый коварный термин, за который укрываются алкоголики, и самое безотказное оружие всех тех, кто стремится споить наш народ. Достаточно призвать людей пить умеренно и сказать, что это безвредно, и они с охотой будут следовать такому совету. И большинство из них станет алкоголиками.

Надо признать также неправомочным термин «злоупотребление». Ведь если есть злоупотребление, то, значит, есть употребление не во зло, а в добро, т.е. полезное. Но такого употребления нет. Более того, нет употребления безвредного. Любая принятая доза вредна. Дело в степени вреда. Термин «злоупотребление» неверен по существу. И в то же время очень коварен, потому что дает возможность прикрыть пьянство отговоркой, что я, мол, не злоупотребляю. Но границы между употреблением и злоупотреблением нет и быть не может. Любое употребление спиртных напитков есть злоупотребление. Даже если пить сухое вино и небольшими дозами, но употреблять его чаше, чем 1 раз в неделю, мозг не будет приходить в норму от наркотического отравления совсем. И вред его несомненен. Потому те, кто рекомендует подавать к каждому обеденному столу бутылку сухого вина, явно рассчитывает на спаивание народа.

Но спрашивается: зачем пить раз в месяц или раз в год? Ведь это наркотический яд. Ведь это же просто не умно.

И не пора ли в образованном культурном обществе прекратить даже разговоры на эту тему? Ведь не говорят же у нас, что можно хоть раз в месяц сделать себе укол морфия, понюхать кокаин, принять порцию героина, а ведь действие-то такое же. В том и другом случае человек оказывается в плену иллюзии с плохими для него последствиями. Так зачем же делать исключение для такого же, но еще более коварного наркотика, каким является алкоголь. Неужели десятки миллионов алкоголиков и пьяниц, сотни тысяч дегенеративных детей не убеждают нас в том, что с этим злом надо покончить раз и навсегда, поставить заслон этому злу в нашем обществе навсегда и в любых дозах.

Как же алкоголь влияет на функции головного мозга? Что происходит с человеком? Почему так резко меняется личность, характер и поведение человека? Этот вопрос довольно тщательно изучен психиатрами и физиологами. Установлено, что алкоголь во всех содержащих его напитках (водка, ликер, пиво, спирт, вино и т.д.) действует на организм так же, как и другие наркотические вещества и типичные яды, такие как хлороформ, эфир и опий во всех его разновидностях. Он избирательно действует на центральную нервную систему, преимущественно на ее высшие центры. При повторном приеме алкоголя поражение высших центров мозговой деятельности продолжается от 8 до 20 дней. Если же употребление алкоголя имеет место длительное время, то работа этих центров так и не восстанавливается.

В многочисленных опытах, проводимых специалистами в этой области (Бунге, Крикринский, Сикорский и др.) доказано с несомненностью, что под влиянием алкоголя простейшие умственные функции, такие, как восприятия, нарушаются и замедляются, но не столь сильно, как более сложные, т.е. ассоциации. Эти последние страдают в двух аспектах.

Во-первых, мыслеобразование замедлено и ослаблено.

Во-вторых, существенно изменено их качество в том смысле, что вместо внутренних ассоциаций, основанных на сущности предмета, часто появляются ассоциации внешние, нередко стереотипные, основанные на созвучии, на случайном внешнем сходстве предметов.

Самые низшие формы ассоциации (а именно, ассоциации двигательные или механические, заученные) легче всего возникают в уме. Иногда подобные ассоциации появляются без малейшего основания к делу. Раз появившись, они упорно держатся в уме, всплывая снова и снова, но совершенно некстати. В этом отношении такие упорные ассоциации напоминают такие же патологические явления, замечаемые при неврастении и тяжелых психозах.

Из внешних ассоциаций особенно часто возникают те, которые связаны с двигательными актами. Поэтому многие, скажем, мастера-пьяницы выполняют работу более или менее нормально – заложенные в их мозгу ассоциации реализуются в двигательных актах. Все это указывает на глубокие изменения в механизме мышления, вызываемые ядом. Поведение человека в таком состоянии напоминает маниакальное возбуждение. Алкогольная эйфория возникает вследствие растормаживания и ослабления критики. Одной из несомненных причин этой эйфории является возбуждение подкорки, старейшей в филогенетическом отношении части головного мозга, в то время как более молодые и более чувствительные отделы коры головного мозга сильно нарушены или парализованы.

Алкоголь, принятый в больших дозах, вызывает более глубокие нарушения восприятия внешних впечатлении, точность их понижается, внимание и память нарушаются еще в большей степени, чем при умеренных дозах. Ассоциации качества нарастают, а критика ослабевает, утрачивается возможность внимательно выслушивать других, следить за правильностью своей речи, контролировать свое поведение.

Алкоголь это зло

Иногда встречается пробуждение дурных наклонностей и страстей, человек не стыдится вести себя непристойно, привлекать внимание окружающих. Ему не стыдно выражаться нецензурно при женщинах и детях. Окружающим стыдно за него, но все уговоры бесполезны, он еще более куражится и ведет себя еще наглее.

С углублением наркоза парализуются не только кора, но и подкорковые узлы и мозжечок. При приеме дозы 7-8 грамм на 1 кг веса для взрослого человека наступает смерть.

При употреблении алкоголя страдают все самые тонкие функции мозга, все высшие чувства. Любой творческий работник, употребляя алкоголь, наносит непоправимый вред своим способностям и делу, которому посвятил свою жизнь. Грустно смотреть на талант, который на глазах исчезает и погибает под ударами наркотического яда.

У лиц, часто употребляющих алкоголь, способность ассоциации резко нарушается, и это нарушение выражается в невозможности психологической ориентации. В обычной умственной шаблонной деятельности такие люди продолжают работать. Ведь много видов умственного труда (например, канцелярский, торговля и т.п.) представляют собой ряд действий тождественных, стереотипных, по готовому образцу.

Легко понять, что в этих случаях умственные недостатки таких людей менее очевидны и не имеют повода обнаружиться наглядно. Там же, где требуется оригинальная умственная красота, где нужны свежие концепции и где нужно заключение сделать, немедленно и обобщить все данные, там люди, часто употребляющие алкоголь, оказываются несостоятельными. В этом смысле дело, безусловно, затормаживается или даже совсем рушится, если у руководства стоят те, которые не могут преодолеть свою тягу к алкоголю. Таких надо просто отстранять от работы. Это целиком и полностью относится к творческим работникам и тем, кто имеет дело с людьми – к руководителям.

Как бы ни были велики расстройства в умственной работе мозга, вызванные алкоголем, все же, как признают ученые, главнейшие изменения имеют место в психической жизни и в характере пьющего человека. Первое, на что обращают внимание ученые в поведении пьющего – это упадок нравственности, равнодушие к обязанностям и долгу, к другим людям и даже к членам семьи.

Равнодушие к высшим нравственным интересам проявляется очень рано, в ту пору, когда еще умственные и мыслительные акты остаются почти неизменными. Это проявляется в форме частичной нравственной анестезии в виде полной невозможности испытывать эмоциональные стрессы. Такого рода состояние аналогично нравственному идиотизму и отличается только способом происхождения. Упадок нравственности сказывается также в равнодушии пьяниц к дому, к обычному долгу, в их эгоизме и цинизме.

Известно, что самые малые отклонения от требований общественной нравственности очень опасны и легко ведут к опасным преступлениям. Падение нравственности сказывается в резкой степени на ослаблении чувства стыда. В целом ряде научных документов доказывается, что потеря стыда в обществе идет параллельно развитию алкоголизма в стране. А также наглядно показывается великая оборонительная сила стыда и большая опасность такого яда, как спиртные напитки, которые обладают избирательным свойством понижать силу этого тонкого и важного чувства. К числу неминуемых последствий падения нравственности принадлежит увеличение лжи или, по крайней мере, уменьшение истинности и правды.

Утрату стыда и правдивости народ связал в неразрывное понятие – бесстыдной лжи. Ложь потому и возрастает, что человек потерял стыд, утратив вместе с этим в своей совести и важнейший нравственный корректив правдивости.

В документах, освещающих период нарастания пьянства в нашей стране – период активной продажи алкогольных напитков – убедительно показано, что параллельно с нарастанием пьянства росли и преступления. В числе других преступлений количество осужденных за лжеприсягу, лжесвидетельство, ложный донос росли из года в год более быстрыми темпами, чем другие преступления. О потере нравственности и стыда говорят также и цифры более быстрого роста преступности женщин по сравнению с преступностью мужчин.

Способность испытывать чистое чувство стыда утрачивается пьяницами очень рано. Паралич этого высокого человеческого чувства в нравственном смысле гораздо более опасен для народа, нежели любой другой психоз.

Стыд, как известно, выражается у нормального человека маской стыда и различными движениями, чтобы спрятаться от чужого взгляда, потупить взор, спрятать глаза, отвернуть лицо, желать провалиться сквозь землю и т.д. Фактор стыда – этот тонкий и чуткий механизм – полностью отсутствует у пьяниц так же, как и второй признак стыда – стремление скрыть лицо и глаза, т.е. даже внешние проявления чувства стыда глубоко изменены.

Что же касается изменения психической стороны этого чувства, то в этом можно убедиться на каждом шагу, т.к. утрата способности стыда составляет самую характерную особенность пьющих людей. Все тонкие проявления этого чувства полностью исчезают и исчезают очень рано. Между тем стыд не только держит в известных границах психическую сторону человека, он является одним из самых основных начал нравственной жизни, делает человека чутким к мнению других, к мнению общественности, охраняя от всего, что постыдно в нравственном смысле.

Это состояние прекрасно понимал Лев Николаевич Толстой. В своей статье «Для чего люди одурманиваются» он писал: «Не во вкусе, не в удовольствии, не в развлечении, не в терапии лежит причина всемирного распространения гашиша, опиума, вина, табака, а только в потребности скрыть от себя указания совести.

Иду я по улице и, проходя мимо разговаривающих извозчиков, слышу, один говорит другому: «Известное дело. Ему совестно. Трезвому совестно то, что не совестно пьяному». Этими словами высказана существенная и основная причина, по которой люди прибегают к одурманивающим веществам. Люди прибегают к ним и для того, чтобы не было совестно после того, как сделан поступок, противный совести, но к которому влечет человека его животная природа. Трезвому совестно ехать к непотребным женщинам, совестно украсть, совестно убить. Пьяному ничего этого не совестно. И потому, если человек хочет сделать поступок, который совесть запрещает ему, он одурманивается.

Девять десятых преступлений совершается так: для смелости выпить. Половина падений женщин происходит под влиянием вина. Почти все посещения непотребных домов совершаются в пьяном виде. Люди знают это свойство вина заглушать голос совести и сознательно употребляют его для этой цели. Мало того, что люди сами одурманиваются, чтобы заглушить свою совесть, зная как действует вино, они, желая заставить других людей сделать поступок, противный совести, нарочно одурманивают их, чтобы лишить их совести. На войне всегда солдат напаивают, когда приходится драться врукопашную. Все французские солдаты на севастопольских штурмах были напоены пьяными.

Всем известны люди, спившиеся совсем вследствие преступлений, мучивших их совесть. Все могут заметить, что безнравственно живущие люди более склонны к одурманивающим веществам. Разбойники, воровские шайки, проститутки не живут без вина. Одним словом, нельзя не понять того, что от употребления одурманивающих веществ в больших или малых размерах, периодически или постоянно, в высшем или низшем кругу вызывается одной и той же причиной – потребностью заглушения голоса совести для того, чтобы не видеть разлада жизни с требованиями сознания.

Всякий увидит одну постоянную черту, отличающую людей, поддающихся одурманиванию, от людей, свободных от него. Чем больше одурманивается человек, тем более он нравственно неподвижен. Освобождение от этого страшного зла будет эпохой в жизни человечества». Так заканчивает эту статью Лев Николаевич Толстой.

В последние годы на первое место в мире вышел так называемый менеджеровский алкоголизм или алкоголизм деловых людей, ответственных работников потому, что люди при заключении сделок пьют. Человек, заглушив самые совершенные чувства стыда, легче согласится принять взятку за незаконную сделку, легче подпишет за предложенный подарок невыгодный для своей страны контракт, легче пойдет против совести и сделает то, что он трезвым не сделает.

К сожалению, подобные случаи все более распространяются и в научном мире. Приезжающие из периферии в центр везут с собой коньяк, водку и всячески угощают тех, чье слово поможет получить выгодное место, хорошее звание и т.д. И то, что многие наши ученые, занимающие административные должности, имеющие право решать судьбу других ученых, судьбу людей, так много пьют, тоже говорит о многом.

По-видимому, не все чисто у тех, кто много пьет. По-видимому, стыд еще не полностью утрачен, а стыдиться, наверное, есть чего, иначе, зачем бы они стали так много пить.

Опасность для высшей нравственности народа кроется в том, что в обществе все больше появляется людей, нравственные чувства которых понизились из-за употребления спиртных «напитков». Наряду с миллионами трезвых людей существуют миллионы пьющих. Наличие в обществе столь значительного числа полунормальных людей (ибо совершенно нормальный человек не станет употреблять наркотический яд, разрушающий все его органы и особенно мозг) производит деморализующее влияние.

Чаще всего, особенно при длительном употреблении алкоголя, эти грубые, бесхарактерные, лишенные тонких чувств денатурализованные субъекты, живя в обществе, являясь главами семейств, руководителями, начальниками и т.д., производят своей личностью вредное воздействие на окружающих. Длительное влияние этих субъектов сказывается во всех сферах общественной и трудовой деятельности, но особенно пагубно в семье и семейных отношениях, в сильной степени разрушая и ломая психику людей. И самое главное: они являются источником болезненного потомства, увеличивая кадры дегенератов и невропатов.

Падение нравственности пьющих людей проявляется в снижении и полном исчезновении самых высших функций коры головного мозга – благородства и патриотизма. Пьющий начальник очень рано забывает те благородные принципы, которыми всегда гордилась русская интеллигенция. Всегда считалось недопустимым, чтобы человек, находящийся у власти, воспользовался ею для создания привилегированного положения для себя лично или для своего учреждения. Человек с атрофированным чувством благородства постарается использовать данную ему власть для того, чтобы построить и организовать, прежде всего, свое учреждение так, как никакое другое. Он займет те должности, которые ему выгодны, использует свою власть для самовозвышения. Ему не бывает стыдно, ибо с падением благородства исчезает и стыд.

Человек, лишенный благородства, легко обидит женщину, будет небрежно относиться к своему долгу, выполняя только то, что другие могут проконтролировать, но не по собственному побуждению. У пьющих рано спадает патриотизм, поэтому-то среди пьющих чаще и находятся предатели.

Но чувство патриотизма сказывается и во многом другом. Пьющий человек, будучи в другой стране, может оказаться на улице в нетрезвом состоянии. Его не смущает, что он подрывает не только свой авторитет, но престиж своей Родины. Пьющий начальник, потерявший чувство патриотизма, может послать в командировку за границу по знакомству, совсем не того, кто ног бы поддержать авторитет страны. И наоборот, может не пустить за рубеж тех, кто бы возвеличил славу Родины, если этот ученый чем-то лично не нравится начальнику с атрофированным чувством патриотизма. Отсюда становится понятным высокое правоохранительное значение этого чувства.

Чувство страха и чувство стыда грубо изменяются у пьющих людей, утрачивают самые существенные свои части. Другие чувства изменяются не столь сильно, но все же лишаются некоторых своих свойств и при этом утрачивают характер скромности и полноты, становятся грубыми и шаблонными. Своеобразно при этом меняется и мимика. Изменения эти могут быть столь значительны, что по физиономии трудно определить, какие чувства преобладают и каковы намерения человека. Это служит одной из причин частых недоразумении в отношениях между пьяницами.

Интересно отметить, что даже собаки замечают эти особенности физиономии пьяниц и злятся на них больше, чем на трезвых.

Если принять во внимание количество длительно пьющих, которые не входят в категорию пьяниц и алкоголиков, если учесть рождаемость дефективных и умственно отсталых детей от этих родителей, то мы вправе говорить об оглуплении народа, среди которого пьянство получило большое распространение. А вместе с оглуплением идет нравственная деградация, рост преступности, идет моральное разложение народа.

Из этих описаний следует, что в состоянии пьющего человека, начиная с приема малых и умеренных и кончая большими дозами, нет ни малейшего намека на культурное поведение. И как можно говорить о культуре винопития, если даже с малых доз, а тем более с так называемых умеренных доз алкоголя, поведение пьющего человека специалистами сравнивается с шизофреническим или маниакальным состоянием. По существу, разговор опьяневшего есть не что иное, как бред сумасшедшего. И надо иметь очень мало здравого смысла, чтобы в этом видеть культуру, а в этой культуре – смысл разрешения проблемы алкоголизма.

Огромное большинство людей считает, что они пьют умеренно, а на самом деле, с точки зрения медицины, они являются алкоголиками. Первое, что говорит об этом – влечение к алкогольным напиткам. Они пьют по малейшему поводу и не мыслят себе приятного времяпровождения или отдыха без алкоголя. Вначале это бывает по праздникам, затем уже в часы, свободные от работы. Они ищут забвения в алкоголе при неприятностях и жизненных невзгодах.

Все выдающиеся ученые мира с большой тревогой констатируют нарастание потребления алкоголя, который несет за собой увеличение заболеваемости населения, нарастание смертности, увеличение числа внезапных смертей, сокращение средней продолжительности жизни. Ученые полагают, что алкоголь глубже расстраивает здоровье населения и приносит больше человеческих жертв, чём самые тяжелые эпидемии. Следует учитывать, что последние происходят эпизодически, тогда как алкоголизм стал непрекращающейся эпидемической болезнью. Таковы физические последствия употребления алкоголя.

Но гораздо важнее последствия нравственные. Самое серьезное влияние алкоголь оказывает на нервно-психическое здоровье населения. Он влечет за собой увеличение числа преступлений, понижение нравственности, возрастание нервных и психических заболеваний, увеличение количества людей с дурным характером, расстраивает физические способности и правильный труд. Анализируя тяжелые последствия употребления алкоголя и взвешивая материальные потери, специалисты справедливо считают: следует сожалеть не о материальных потерях, хотя они исчисляются сотнями миллиардов рублей, нужно ужаснуться при мысли о вреде, который наносится государству нравственным развращением населения.

Помимо разрушения отдельных сторон физической и мыслительной деятельности мозга алкоголь во все возрастающей степени приводит к полному утрачиванию нормальной функции мозга, появлению большого процента умалишенных. Согласно отчету психиатрических заведений Европы и США, алкоголь становится одним из самых частых причинных моментов развития психических заболеваний. Считается, что приблизительно пятая или даже четвертая часть таких заболеваний обязана своим происхождением спиртным напиткам. Значение этой опасности не исчерпывается указанной пропорцией, потому что случаи помешательства, развивающиеся вследствие пьянства родителей, обычно заносятся в группу наследственных, хотя, в сущности, непосредственная роль принадлежит алкоголю.

Наряду с развитием идиотизма и помешательства, как следствие длительного употребления алкоголя, среди общества находится известное число субъектов, еще здоровых в умственном отношении, но уже не свободных от перемены характера, вызванного алкоголем. При этом оказывается, что это не простые скоропреходящие ухудшения характера, но более глубокие изменения. Алкоголь оказывает влияние на мозг, не делая скачкообразных переходов от совершенно здорового к полному идиотизму. Между этими крайними формами мыслительного и физического состояния имеется много переходов, которые в одних случаях приближаются к дебильности, а в других – к плохому характеру, т.е. не бывает так: или идиот, или нормальный человек. Кроме идиотов, рождаются полуидиоты, четвертьидиоты, 1/8 идиота, дальше – люди с плохим характером. Характер плох потому, что у человека уже значительно разрушены самые важные отделы головного мозга.

Таких людей с различной степенью изменения характера среди пьющих становится все больше, что приводит к изменению характера самого народа. Это – самое страшное! Характер народа остается постоянным тысячелетиями, охраняя себя, несмотря на все неблагоприятные условия в жизни. Скажем, было у нас татарское иго в течение почти трехсот лет – не изменился характер русского народа. Однако алкоголь является таким злом, которое хуже татарского ига, которое может изменить сам характер русского народа.

К числу грубых нарушений психики под влиянием алкоголя следует отнести рост числа самоубийств. По данным Всемирной Организации Здравоохранения самоубийства среди пьющих имеют место в 80 раз чаще, чем среди трезвенников. Такое положение нетрудно объяснить теми глубокими изменениями, которые происходят в мозге под влиянием длительного приема спиртных напитков. При этом как убийства, так и самоубийства пьяниц иногда принимают злой характер.

Для спасения одного или нескольких человек мы делаем сложнейшие многочасовые операции. При этом за жизнь больного борется много людей. Для спасения одного человека люди отправляются в пургу, бросаются в огонь, в ледяную воду. Чтобы спасти нескольких человек корабль меняет курс, и сотни людей борются за их жизнь. И в то же время мы ежегодно теряем более полутора миллионов человек, потому что кто-то сделал доступными для всего населения такие сильные наркотики, как алкоголь и табак. Это такой абсурд, что нормальный ум не может это ни охватить, ни измерить!

При массовом употреблении алкоголя с каждым годом нарастают у людей явления преждевременной деградации, а вместе с ростом количества дегенеративных детей – оглупление народа. Человечество равнодушно наблюдает за тем, как настойчиво и неумолимо совершается непревзойденное по своей жестокости уничтожение собственного национального разума.

В течение миллиардов лет на планете Земля создавалось чудо, может быть единственное во всей вселенной – разум человека. Природа несла неисчислимые жертвы, чтобы появился ясный и чистый человеческий гений. А ныне последовательно и неуклонно разум уничтожается наркотиками, среди которых самым опасным и распространенным является алкоголь – яд, который в состоянии не только остановить прогресс человеческого гения, но и привести его к деградации. Только трезвость может предупредить разрушение мозга и закрыть путь к деградации.

Почему же некоторые авторы полагают, что можно добиться уменьшения пьянства, призвав к умеренным дозам? Да потому, что они сами находятся в плену иллюзии, полагая, что человек может вовремя остановиться. А что значит вовремя? Тот, кто пьет, думает одно, а тот, кто видит со стороны – другое. То состояние, которое сам пьющий расценивает как умеренное, считая, что он остановился вовремя, окружающими оценивается как состояние, в котором общение с ним уже невозможно. А что говорить о тех важных вопросах, которые с «умеренной» дозой алкоголя в мозгах он должен будет решать. Огромное большинство, если не все, призывающие к умеренным дозам, – это люди, прочно сидящие в плену у алкоголя. Поэтому их рассуждения слишком риторичны, чтобы могли подвергнуться обсуждению.

Мне бы хотелось, товарищи, разъяснить, почему я, хирург, встал на борьбу за трезвость. Ведь этим должны заниматься социологи. Как только я познакомился с этой проблемой, я увидел, что над нашим народом нависла смертельная опасность (а люди гибнут от алкоголя сотнями тысяч). Для меня стало ясно, что нельзя все силы отдавать одному человеку, не предпринимая в то же время все необходимое для спасения сотен тысяч людей. Я понял, что если не предотвратить нависшую над нашей страной катастрофу, то очень скоро никому не нужны будут ни мои научные труды, ни мои книги: некому будет делать операции, т.к. люди раньше погибнут от пьянства. Если общество не прекратит себя спаивать, оно превратится в сборище дегенеративных, умственно отсталых людей. Я знаю, что этого добиваются империалисты всех мастей, что к этому стремится ЦРУ, бросая на это миллиарды долларов. И вижу: эти деньги дают результаты. Они уже многое сумели сделать.

Я решил поднять свой голос врача и ученого против этой бессмысленной гибели людей, против уничтожения в людях того, что является чудом природы – человеческого мозга, с повреждением которого невозможен никакой прогресс. Для этого надо, чтобы народ узнал правду об алкоголе, чтобы идея отрезвления овладела массами. Чтобы за ее осуществление взялся сам народ. Я верю в свой народ, в его светлый разум. В этом вопросе я целиком поддерживаю учение Владимира Ильича Ленина, который в самое трудное для страны время, когда под угрозой было само существование государства, самой республики, считал, что ни при каких обстоятельствах он не допустит торговлю водкой и прочим дурманом. Сегодня необходимо иметь очень серьезные основания, чтобы в этом важнейшем для жизни народа и государства вопросе идти против учения Ленина.

Среди лжи, распространяемой приверженцами умеренных доз и культурного винопития, является еще одна ложь, которая неуклонно поддерживается. Это ложь о том, что якобы у нас в стране сухой закон не принес никаких положительных результатов. Это, товарищи, чистейшая ложь.

Алкоголь это зло

В 1914 году был принят закон (законоположение) о введении «сухого закона». Причем этому предшествовала огромная работа всей русской интеллигенции, во главе которой стояли большевики. Боролись, начиная с 1906 года. Особенно упорно проходили бои в государственной думе и в государственном совете.

В результате введения «сухого закона» в 1914 году в течение почти 11 лет у нас душевое потребление алкоголя приближалось к нулю. В 1923 году, т.е. спустя 9 лет, душевое потребление алкоголя в год составило 0,2 литра,

В 1925 году «сухой закон» был отменен. Была введена государственная монополия. Но и после этого в течение длительного времени у нас душевое потребление было значительно меньше, чем во всех европейских странах, что опять-таки опровергает ту ложь, которая распространяется, будто русские люди «привычны к пьянству», что это чуть ли не русская болезнь.

Действие «сухого закона» продержалось 50 лет. Несмотря на то, что он был отменен, психологический настрой держался в течение 50 лет, поскольку душевое потребление алкоголя приравнялось к 1914 году только в 1964 году. До этого оно было ниже, чем в 1914 году, до введения «сухого закона». И только начиная с 60-х годов у нас быстрыми темпами начался рост производства алкогольных «напитков», которые привели в настоящее время (за каких-нибудь 20 лет) к тому, что мы стоим на грани катастрофы.

А между тем вы можете прочесть в литературе, которая публикуется, в том числе в «Литературной газете», и не раз, что, мол, «сухой закон» сделал только хуже, что он ничего хорошего не принес – только отрицательные результаты. А вот, товарищи, сохранился документ, который говорит о том, что же на самом деле принес «сухой закон» русскому народу. Вот имеется «Законопроект крестьянских депутатов государственной думы об утверждении на вечные времена трезвости в России». По инициативе членов Государственной думы – крестьян Евсеева и Макогона – в государственную думу внесено законодательное предложение об утверждении на вечные времена в российском государстве трезвости. В объяснительной записке к законодательному предложению авторы его пишут:

«Высочайше утвержденным положением совета министров 27 сентября 1914 года городским думам и сельским сходам, а положением 13 октября того же года – и земским собраниям на время войны предоставлено было право запрещать торговлю спиртными напитками в местностях, находящихся в их ведении. Волею государя право решения вопроса: быть или не быть трезвости во время войны, было предоставлено мудрости и совести самого народа», – и вот подтверждение: во всем государстве волею народа были закрыты все винные магазины!!! А говорят, русский народ – прирожденный пьяница! Нет! Не осталось ни одного места, где бы народ не вынес решения о закрытии винной торговли.

И что же получилось уже через год? Вот что пишут крестьяне дальше: «Сказка о трезвости – этом преддверии земного рая – стала на Руси правдой! Понизилась преступность, затихло хулиганство, сократилось нищенство, опустели тюрьмы, освободились больницы, настал мир в семьях, поднялась производительность труда, явился достаток. Несмотря на пережитые потрясения (шла война – Ф.У.), деревня сохранила и хозяйственную устойчивость и бодрое настроение, облегченный от тяжкой ноши – пьянства – сразу поднялся и вырос русский народ! Да будет стыдно всем тем, кто говорил, что трезвость в народе немыслима, что она не достигается запрещением. Не полумеры нужны для этого, а одна решительная бесповоротная мера – изъять алкоголь из свободного обращения в человеческом обществе на вечные времена!»

Какие прекрасные слова и мысли простых русских крестьян-патриотов, свидетелей небывалого в истории человечества внезапного отрезвления великой нации. А мы читаем «ученых», которые пишут, что сухой закон ничего не дал. Где же совесть у этих людей?! С какой целью они нам врут?!

Дорогие товарищи! В заключение я хотел бы сказать еще несколько слов. Раньше я думал, что для борьбы с пьянством нужно идти по пути увеличения цен на спиртное. Но, приехав к вам, видя огромный интерес, буквально энтузиазм всего народа при слове трезвость, я понял, что надо идти путем пробуждения сознания в самом народе, чтобы он добровольно отказался от водки, продаваемой по самой низкой цене.

Более того, я уверен, что очень скоро будет так, что если торговцы вином будут приплачивать за то, чтобы пили – наш народ будет отказываться от этого. Я в этом глубоко убежден. Вот тогда и наступит настоящее трезвое общество. Тогда и будет то, о чем мечтал Лев Николаевич Толстой. Освобождение от этого зла будет эпохой в жизни человечества.

 

 

Алкоголь и совесть – зачем люди пьют Ф.Г.Углов

 

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Источник: allpravda.info


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector